laurenziana: (Default)
Вернулась из Италии. Фотоаппарат не брала принципиально - что уж я буду фотографировать своим плохим агрегатом и кривыми руками то, что существует в хорошем качестве и большом количестве в сети.
Венеция, куда я не очень и хотела, неожиданно оказалась очень уютной - что-то вроде одного большого дома с узкими улочками-коридорами. Наверное, потому, что машин там нет и не может быть. Ну и вода, конечно - благодаря тому, что много отражений, ощущения клаустрофобии тоже не возникает. Светло опять же. Удивительное место, такое насквозь искусственное, с одной стороны, но созданное для жизни и поэтому живое.

Во Флоренции благодаря знакомым фамилиям в названиях улиц и палаццо вообще чувствовала себя как дома. Немного похоже на то, как когда впервые после многолетнего знакомства с классической русской литературой оказаться в Питере и ходить по улицам, где жили Обломов, Раскольников и все-все-все. А тут вот они все - Барди, Спини, Даванцати, Аччайуоли, Торнабуони в их средневековом мегаполисе. С таким же чувством бродила по Уффици - знакомые все лица, хоть и из разных времен...

Но было и впервые посетившее меня заграницей ощущение себя как варвара с самого края Ойкумены (общей, правда, что греет), попавшего в самый ее центр - хотя ведь исторически это так и есть. На венецианском глобусе 16 века нашла Ярославль и была счастлива :)
laurenziana: (Default)

Поскольку мой визит в город Флоренцию все откладывается, я хоть напишу, почему в него так стремится куча народу со всего мира, включая меня. Как Медичи всего лишь одна из многих итальянских правящих семей, занимавшихся крупномасштабным патронажем искусств, так и Флоренция далеко не единственный итальянский город, набитый произведениями этих самых искусств. Главное отличие Медичи от коллег состояло в том, что они на порядок больше внимания уделяли грамотному, можно сказать стратегическому самопиару (то, как это делал лично Лоренцо де' Медичи, описано в замечательной книге профессора F.W. Kent'a "The Art of Magnificence", рекомендую. Ныне покойный профессор - один из редакторов ПС писем Великолепного, не поп-историк).

То же можно сказать и об их родине. О наличии в мире этого мелкого итальянского города и полтыщи лет назад почивших Медичи знает любой невежественный читатель Дэнбрауна, даже если он не знает об Италии больше ничего. Сейчас-то мы говорим Флоренция, подразумеваем Медичи, и vise versa, но факт тот, что пиариться Флоренция стала задолго до выдвижения на авансцену Медичи. Причем это делали как сами флорентийцы, так и залученные туда на работу и пригретые интеллектуалы из других городов. И даже контрудары обиженных сограждан-изгнанников вроде Данте скорее способствовали популяризации Цветущей, чем наоборот.
В общем все это наверняка уже сто раз исследовано и написано, и все панегирики собраны где-нибудь и проанализированы - в силу исключительной пропиаренности города он и исследован и переисследован больше, чем любой другой старинный европейский центр. А вот то, как Флоренция рекламировалась в музыке, по-моему, еще никто не систематизировал. Предлагаю идею и некоторый накопленный первоначальный материал :)


Слушать ренессансные мотеты, смотреть на многобукв )Слушать ренессансные мотеты, смотреть на многобукв )
laurenziana: (Default)

Предыдущие серии:
http://laurenziana.livejournal.com/6027.html
http://laurenziana.livejournal.com/6324.html

Приданое-то Аччайуоли спасти удалось, но осадок остался, и был записан в счет Медичи вместе с прочими обидами. Подходящий же момент счет предъявить, по мнению Аньоло, настал три года спустя. Козимо к тому времени умер, его наследник Пьеро серьезно болел и ничем особенным себя не зарекомендовал в глазах старых союзников главного Медичи, старший сын Пьеро Лоренцо был еще совсем молокосос семнадцати лет. В общем, самое время менять режим. Однако молокосос Лоренцо проявил недюжинную активность и храбрость, а подагрик Пьеро – хитрость. Режим остался на месте, а вот заговорщиков попросили в изгнание, объявили банкротами, а земли их конфисковали.

В общем нормальная для флорентийской (да и итальянской в целом) политики ситуация, хотя и неприятная для проигравших. Аччайуоли отбыли в назначенное им место (Неаполь), а монна Алессандра осталась за главную во Флоренции. На ее плечи легла традиционная обязанность жен флорентийских изгнанников – защита интересов семьи, прежде всего финансовых, в условиях, когда члены семьи мужского пола поражены в правах (ибо также по традиции считалось, что женщины к заговорам непричастны ни сном ни духом).


Ох и нелегкая это была работа... )
laurenziana: (Default)
В попытках закончить поучительную историю Алессандры и Раффаэлло медитирую на ее письма Лоренцо Медичи. Слава Богу, у нее такой роскошный каллиграфический почерк, что даже я с моим скромным итальянским могу что-то понять. Но только путем длительной медитации.
У самого Великолепного почерк как курица лапой, и у большинства его корреспондентов тоже. Исключая церковных лиц, но те, собаки, вообще на латыни изъясняются из принципа, а моя латынь еще хуже моего итальянского...


alessandra lettere

Из этого фрагмента я узнала о существовании такого персонажа как Джоаккино Гуаскони :)

laurenziana: (Default)

Алессандра д’Убертино была чрезвычайно долгожданным (во всех смыслах слова) ребенком. Когда Убертино де’ Барди узнал, что его жена наконец-то забеременела, он посчитал это чудом, достойным основания нового монастыря (св. Моники). Конечно, он надеялся, что беременность закончится мальчиком, но и на девочку денег не пожалел – все-таки своя кровь. А может быть просто сильно не любил родственников-наследников. Как бы то ни было, приданое Алессандры составило 8 500 флоринов золотом (не считая имущества). Для сравнения -  это пятая часть стоимости небольшого графства. Хорошим во Флоренции считалось приданое в 1000 флоринов, очень хорошим -  1200, семьи уровня Медичи давали за своими девицами до 2000.


Церковь Св. Моники, все, что осталось от монастыря Св. Моники, основанного на деньги Убертино де' Барди в благодарность за чудесное зачатие его женой ребенка

И вот эти огромные деньги надо было возвращать. Аччайуоли взвыли.


А как тут не взвоешь? )
laurenziana: (Default)

В начале 1463 г. вся Флоренция с замиранием сердца следила за перипетиями последнего скандала из серии «богатые тоже плачут». Молодая жена Раффаэлло Аччайуоли в ночи покинула дом мужа и в компании вооруженного эскорта под водительством кузена Лоренцо д’ Иларионе вернулась в родительский дом. Так отреагировала семья монны Алессандры, старинный и могущественный клан Барди, на ее жалобы по поводу плохого обращения со стороны мужа и свекра. Главным обвинением было неисполнение мужем супружеского долга – Раффаэлло, видите ли, предпочитал ей мальчиков -  в связи с чем монна Алессандра просила признать ее брак недействительным.
il savio romano-2


Флоренция, естественно, дружно принялась умирать со смеху, включая и тех, кто сам был не дурак насчет мальчиков.


А как тут не смеяться? )
laurenziana: (Default)
Пятого/шестого января 1449 во Флоренции был крещен старший сын наследника одной из могущественнейших семей города того времени. Всю жизнь чуткий к пиару и в итоге очень грамотно вошедший в историю, ребенок  с самого начала все сделал как надо. Очень верно подгадав с рождением в первый день нового года, он мог по праву наследовать эмблему прославленного деда и главы семьи - знак Козерога. Крещение же его пришлось на праздник Богоявления, к которому веселые флорентийцы просто не могли не приурочить очередное красивое шествие - кавалькаду волхвов (Cavalcata dei Magi). Заметим, что Богоявление, конечно, хронологически случилось гораздо позже Рождества и сопутствующих ему волхвов, но в рамках циклического года это неважно, и вообще волхвы - красочнее. Ушлая семья нашего именинника, в свою очередь, приурочила к этому шествию себя и вообще взяла волхвов и их эмблематику себе на вооружение. Да так, что на разных флорентийских изображениях Кватроченто с волхвами ее представителей идентифицируют налево и направо.

Самое известное из таких изображений находится в  семейной капелле. На нем, судя по всему, засветился и наш герой (а дело было спустя десять лет после его столь удачного рождения). Идентификации, как водится, самые разные, но с точки зрения портретного сходства наиболее удовлетворительной представляется эта. Дело в том, что наш герой был счастливым обладателем весьма заковыристого носа, чья индивидуальность плохо поддавалась присущему тому времени  идеализирующему реализму )) И это заметно на всех прижизненных портретах.



Беноццо Гоццоли. Поклонение Волхвов, фрагмент фрески, восточная стена капеллы.

Искать мальчика в красной шапочке с вытянутым/перебитым/ или еще чего носиком, во втором ряду снизу (над лошадками), рядом с ним мальчик в зеленой шапочке, над ним бородатый служитель православной церкви и художник Беноццо с подписанной шапочкой. Крайний справа на переднем плане - благородный профиль дедушки мальчика Козимо.

А вот ребенок крупным планом:



Сложно сказать, проводилось ли шествие волхвов в день крещения именинника - церемония была недешевая и имела место не каждый год, но что народ веселился всю святочную неделю - несомненно.

В 1997 году церемония была возрождена к вящей радости туристов и вкратце выглядит так:



А это любительская съемка прошлого года, тут можно наблюдать флаги старинных кварталов города, а также прочих коммун, в те времена сел. В самом конце - флаг Поджо-а-Кайано, где именинник построил себе виллу, а местные жители, как видно,  взамен присвоили герб его семьи.





В общем, поздравляем Лоренцо ди Пьеро де' Медичи, прозванного Великолепным, с Днем рождения! Кто сказал, что пятьсот с лишним лет - это много? Для вечности - сущие пустяки.

Profile

laurenziana: (Default)
laurenziana

June 2014

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 22:30
Powered by Dreamwidth Studios