laurenziana: (Default)
Вот как мы стали петь эту штуку, так мне впервые захотелось и самой вылезти на сцену,  и наконец мое желание сбылось. Нашей записи пока нет,  а профессионально это звучит так:



А вот так звучит еще одна штука, которую мы сегодня исполняли. Хор в несколько другом составе и без меня еще, естественно:



Быть частью коллектива в общем посторонних тебе людей и делать с ними совместно красоту - это тоже чудо.
laurenziana: (Default)

В процессе перевода познакомилась с еще одним удивительным человеком - Франсуа Виетом, сеньером де ла Биготьером. Ну то есть я знала, что был такой математик (основоположник символической алгебры, как-никак), но тут сподобилась прочитать краткую биографию, а читается она как исторический роман. Интересно, можно ли найти подробную.
Хороший пример, что даже в разгар гражданской войны можно жить и работать достойно, не вставая ни на одну сторону (в определенный момент ему за это досталось, но не смертельно - Виет отправился от двора подальше и серьезно занялся своим хобби - алгеброй). Вот человек так и жил, выигрывал процессы, учил аристократов и аристократок, писал математические трактаты, а под конец жизни и коды дипломатической переписки расшифровывал на благо королю и Франции.
У меня вообще сложилось впечатление, что задач высокого уровня  - в юриспруденции ли, военном деле, математике ли - в те времена, в 16-17 веке, ставилось в обществе гораздо больше, чем было высокообразованных и высокоинтеллектуальных людей, способных их решить, вот они и пахали в разных областях и высоко ценились (в прямом и переносном смысле).
Ну и характерный анекдот, подтверждающий растущий престиж науки (и математики в частности): король Генрих IV хвастал перед нидерландским послом, что среди его подданных есть люди, сведущие во всем на свете. "Ээ, а вот наш человек опубликовал справочник по математикам всей Европы, и там нет ни одного француза", - возразил посол. "Ну это только потому, что он ни одного не просил ничего решить" - не смутился король и послал за Виетом, своим же советником и персональным криптологом. Посол раздобыл суперсложные задачи, которые упомянутый автор справочника, Адриан ван Роомен, пытался в тот момент решить, и Виет немедленно с ними справился, не забыв подписать решение: "Увидев - решил".
http://fr.wikipedia.org/wiki/Fran%C3%A7ois_Vi%C3%A8te

Традиционно - немного музыки, которую мог слышать и слушать Виет:



1. Paschal d' Esctocart (Ludus Modalis)
2. Guillaume Morlaye (Federico Marincola)
3. Claude Le Jeune (Huelgas Ensemble)
4. Claudin de Sermisy (Ensemble Clement Janequin)
laurenziana: (Default)

Я их много прослушала в Страстную неделю - все-таки ренессансная полифония лучше всего, и недаром она так долго держалась в церковной музыке, особенно в отдельных, далеких от светской моды местах. Хотя, учитывая как быстро все тогда менялось в музыке после 1600, сложно поверить, что между этими двумя авторами больше столетия. Годы жизни Роберта Уайта 1538 -1574, а брат Хосе де Вакедано на десять лет младше (!) Люлли. Спроси кто меня, я бы сказала современник Монтеверди.



Cardinall's Musicke и
Huelgas Ensemble
laurenziana: (Lully)
De profundis

Мишель-Ришар Делаланд, еще один протеже короля-меломана Людовика XIV.




De profundis clamavi ad te, Domine.

В исполнении Ex Cathedra.
laurenziana: (Default)
И опять мне вспомнился Джордже Балашевич - в частности, песня с альбома 1983 г., когда все самое интересное было еще впереди.


текст )
Ja pevam svoj bluz bez namere bitne           Я пою свой блюз просто так,
I najveće ribe za mene su sitne.                   Для меня и самые крупные рыбы - мелочь,
Ja sa strane samo posmatram taj svet.          Только наблюдаю за их жизнью со стороны.
A budem i ja i smuvan i varan,                      А и меня подловят и обманут -
Pa svakom se desi da ispadne šaran,            Ну так каждый может иногда оказаться карпом,
To je bar rutinska stvar.                                 Дело-то обычное.

Ko život vodi u mutnoj vodi                        Тот, кто живет в мутной воде
Mora sve trikove dobro da zna.                  Должен хорошо знать все местные штучки.
U mutnoj vodi, što mnogim godi                  В мутной воде, в которой многим очень даже неплохо,
Posebno onim sa vrha i dna.                      Особенно тем, кто наверху и на дне.

Svi znaju svrhu, štuka na vrhu,                    Все знают, как оно делается - щука наверху,        
Tu su da kvare i naprave lom,                      Тут же налетят, устроят шум и разгром,       
A dole na dnu, sudbinu jadnu,                     А внизу на дне несчастную судьбу многих
Mnogima rešava nekakav som.                    Решает какой-нибудь сом.


текст )
laurenziana: (Default)
Неделю назад в Москву приезжал Венсан Дюместр со своей Le Poème Harmonique, и Лев Малхазов его, естественно, затащил на "Барочную практику", где дал маэстро поболтать всласть (Дюместр сам признался, что никто на французском радио не дал бы ему целого часа на чисто потрепать языком, ну да там никто не потерпел бы и такого количества жуткой околомедицинской рекламы, как на Радио Простата России, как всегда у нас крайности). Помимо прочего, Малхазов заикнулся было о свободе, которую дают исполнителям партитуры начала семнадцатого века, где даже партии не все прописаны, а те, что прописаны - скорее намечены. "Нет, нет" - встрепенулся Дюместр - "свобода в современном понимании - это вседозволенность, это значит исполнитель самовыражается вдоль и поперек, а в то время все делалось по правилам, и мы стараемся придерживаться воли композитора", и стал дальше перечислять трактаты, которые обязательно должен изучить барочный музыкант, чтобы правильно импровизировать. Закончил тем, что "я бы вообще отказался от слова свобода применительно к этой музыке". Вот так, извратили хорошее слово. Причем всегда, в том числе в 17 веке были люди, понимавшие свободу именно как вседозволенность (и даже оставили письменные свидетельства тому), но сейчас оно стало основным.
laurenziana: (Default)
В очередной, 565-й день рождения Лоренцо де' Медичи хотелось бы упомянуть, что в конце прошлого года наконец вышла долго ожидаемая мной книга Princely Citizen: Lorenzo de' Medici and Renaissance Florence профессора Кента (F.W. Kent). Ждала я ее с тех самых пор как прочитала выцарапанные из гуглбукс отрывки из The art of magnificence, пришла в восторг и обнаружила, что эта книга заявляется в качестве грантоотчетной, некоторой краткой версией грядущей большой новой биографии Лоренцо, над которой профессор Кент работал много лет.  Биографий Лоренцо вроде бы много, но как часто бывает с популярными (и даже можно сказать попсовыми) фигурами, качественных и не устаревших нет. Увы, профессор Кент умер в 2010 г., так и не успев завершить свой труд, и эта, наконец вышедшая под редакцией Кэролин Джеймс книга биографией не является. Это сборник статей, многие из которых были ранее напечатаны и доступны по другим журналам и книгам, а частью являются, по-видимому,  полным вариантом намеченных в уже упоминавшейся "The art of magnificence"  тем (выделены жирным шрифтом).

содержание )

В общем, буду ждать, когда (надеюсь) Princely Citizen появится в мягкой обложке или в электронном виде, тогда и куплю, 116$ пока для меня многовато.
Самое смешное, что в конце аннотации опять обещается биография, теперь уже о ранних годах Лоренцо - видимо, это-то и есть завершенная часть труда профессора Кента. Учитывая, сколько раз откладывался выход Princely Citizen - ждать придется долго. Что ж, будем ждать.
laurenziana: (Default)
Обычно в это время года я слушаю эту прекрасную песню - особенно хорошо она подходит ко дню рождения, который у меня тоже на носу (вот такой я мазохист) :




Исполнение Александра Сариевского, оригинальное. Все мои информанты утверждали, что песня народная. Знают ее абсолютно все - помню даже смотрела фильм, и там братки поймали героя с целью отбить чего-нибудь, но сначала решили покуражиться и велели петь эту песню, если знает. Он знал, конечно, и спел.
Тем не менее Википедия говорит - нет,  не народная, Сариевский обработал народный текст и придумал свою мелодию в местном фольклорном духе. Впрочем, он композитор-исполнитель нео-фольклорного движения (из чего потом вырос балканский турбо-фолк - а начиналось-то все мирно). Земля ему пухом. На ютюбе есть много исполнений, хороших и не очень, под катом женское - для разнообразия, и подстрочник.

Зајди, зајди јасно сонце,
зајди помрачи се,
и ти јасна ле месечино,
бегај удави се.

Црнеј горо, црнеј сестро,
двата да црнејме,
ти за твојте лисја ле горо,
јас за мојта младост.

Твојте лисја горо сестро,
пак ќе ти се вратат,
а мојата младост горо сестро,
нема да се врати.

Потому что гора на самом деле не гора, а что? )
laurenziana: (Default)
"As a Finnish, left-handed woman composer I represent several minorities..."

(Как финка, левша и женщина-композитор, я являюсь представителем сразу нескольких меньшинств)
И ведь это на полном серьезе. И не от глупости, а от мозгопромытости. Страшно даже сосчитать, представителем скольких меньшинств являюсь я по такой логике.
Вообще-то давно была у меня мысль начать бороться за права хромых, например (одно из меньшинств, к которым принадлежу я). Вот краткая программа.
Нас, хромых, издавна притесняли и травили, даже демонизировали - в прямом смысле, ведь сатана в популярном представлении хромой. А между тем все знают, что среди хромых полно гениев (наверняка даже есть прямая связь между хромотой и гениальностью, и если учоным организовать жирный грант, они ее найдут). Сам лорд Байрон был хромой! Но и он не избежал преследований со стороны невежественных ровноходящих!
Мракобесное прошлое осталось в прошлом, но и в наше просвещенное время права хромых по-прежнему плохо защищены. Ровнохождение является навязываемой нормой. Вы не найдете хромых моделей или актеров, любых публичных фигур -  ведь это "некрасиво". Напротив, хромые идут на физические муки разной степени тяжести (зависит от сложности операции), чтобы только сделаться ровноходящими и быть принятыми в общество.
В качестве иллюстрации -  история из моей жизни. Когда мне было девятнадцать лет (то есть в последний год моего членства в меньшинстве ранимых тинейджеров), врач уговаривала меня носить ортопедическую обувь, чтобы сделать хромоту незаметной. Я тогда еще не была сознательной хромой, но все равно спросила - а зачем скрывать-то? Оказалось, для того, чтобы выйти замуж, ведь хромая я никому не могла бы понравиться. Я возразила, что если дело дойдет до замужества, ортопедическую обувь придется снять в какой-то момент, и обман вскроется. А, сказала врач, тогда уже будет неважно.
Можете себе представить, какая травма была мне нанесена. Сколько лет прошло, а я все еще помню и ржу как в первый раз.
laurenziana: (Default)
Вернулась из Италии. Фотоаппарат не брала принципиально - что уж я буду фотографировать своим плохим агрегатом и кривыми руками то, что существует в хорошем качестве и большом количестве в сети.
Венеция, куда я не очень и хотела, неожиданно оказалась очень уютной - что-то вроде одного большого дома с узкими улочками-коридорами. Наверное, потому, что машин там нет и не может быть. Ну и вода, конечно - благодаря тому, что много отражений, ощущения клаустрофобии тоже не возникает. Светло опять же. Удивительное место, такое насквозь искусственное, с одной стороны, но созданное для жизни и поэтому живое.

Во Флоренции благодаря знакомым фамилиям в названиях улиц и палаццо вообще чувствовала себя как дома. Немного похоже на то, как когда впервые после многолетнего знакомства с классической русской литературой оказаться в Питере и ходить по улицам, где жили Обломов, Раскольников и все-все-все. А тут вот они все - Барди, Спини, Даванцати, Аччайуоли, Торнабуони в их средневековом мегаполисе. С таким же чувством бродила по Уффици - знакомые все лица, хоть и из разных времен...

Но было и впервые посетившее меня заграницей ощущение себя как варвара с самого края Ойкумены (общей, правда, что греет), попавшего в самый ее центр - хотя ведь исторически это так и есть. На венецианском глобусе 16 века нашла Ярославль и была счастлива :)
laurenziana: (Default)
Для меня одна из удручающих примет осени - практически поголовное переодевание окружающих в джинсовую униформу. Скучно, господа и дамы, смотреть на вас в городе. Откуда столько воплей по поводу возвращения школьной формы, когда взрослые, ничем не ограничиваемые люди, свободные, так сказать, индивидуальности, годами носят куда менее красивую форму и даже не замечают этого? Толпы одинаковых людей в джинсах повсюду в "свободном" мире и в косящем под него "несвободном". Миллионы индивидуальностей совершенно индивидуально и независимо друг от друга выбирают джинсы :) Тут современной маркетинговой идеологии удалось достичь своей цели в чистом виде - продавать нечто максимально типовое и стандартное (то есть затраты на производство минимальны) как нечто оригинальное (еще бы, не корпоративный дресскодный костюм,  а полная свобода самовыражения) массам людей, тем самым извлекая сверхприбыль. Джинсы вне конкуренции.


Читать, смотреть... )
laurenziana: (Default)
Мне как билингве всегда были непонятны заявления теперешних эмигранток, что их дети не знают русского, не могут/не хотят его учить и т.д. Меня никто никогда целенаправленно не учил латышскому, естественно, я его знаю хуже русского, потому что стажа моей жизни в Латвии вряд ли наберется на полгода. Есть даже иностранные языки, словарный запас в которых у меня больше, чем в латышском. Но когда я очень устала, только что проснулась или еще сплю, или сильно болею, до помрачения сознания, понимание латышского не вызывает у меня усилий и отторжения. Как и русского, и сербского (который, видимо, где-то там в мозгу сходит за русский). Так я и отличаю родные языки от неродных.
Я встречала достаточно советских детей из смешанных браков, и все они в той или иной степени знали язык обоих родителей, без вопросов, зачем это нужно. Не верю, что теперешние дети тупее, где бы они ни родились. Но вот их родители...
Некоторые заявляют даже, что детям вредно знать русский
еще бы )
laurenziana: (Default)
или местечковая предвыборная агитация в лозунгах и картинках

Туды ее под кат )
laurenziana: (Lully)
Все мы знаем, какое угнетение и унижение своего достоинства испытывали творческие люди, вынужденные существовать на подачки аристократов-меценатов (и церковников-мракобесов), пока наконец не освободились в ласковых невидимых руках свободного рынка.
Есть известный анекдот о том, что Козимо де' Медичи  приказал запереть художника Филиппо Липпи, пока он не закончит картину, потому что тот слишком тянул со сроками выполнения заказа и  вообще, как бы сейчас сказали, прокрастинировал по кабакам. Но находчивый художник сделал лестницу из простыни и сбежал, так что Козимо пришлось его разыскивать и даже упрашивать вернуться. Впрочем, истинность этой истории оспаривают.
А вот о том, что так же приходилось действовать и пра-пра-пра-пра-пра-правнуку Козимо Людовику XIV (если я не пропустила какое-нибудь пра), есть письменное свидетельство современника. Дисциплинарные меры прилагались к Люлли, который должен был писать музыку для балета.
"Его Величество велел запереть его в комнате, потому что когда он свободен (на свободе :)), он постоянно отвлекается".  [из письма некоего Пьетро Бонси, цит. по Жерому де ла Горсу, биографу Люлли]
Ну а о том, как он разв...отвлекался, сочиняли песенки поколения уличных парижских поэтов.

Особую трогательность ситуации придает то, что патрону в те поры восемнадцать лет, а раздолбаю Батисту двадцать четыре, но обоих устраивает, что ответственность за проект лежит на младшем-сюзерене, вассал-слуга же может позволить побыть себе ребенком. Хотя, казалось бы, должен выслуживаться раз дали шанс, никто пока гением его не считает, кроме юного короля, которому он запудрил мозги :) Но тут патриархальные, то есть семейные отношения, а не свободный рынок.
А из раздолбая Батиста, в свою очередь, получился жуткий патриархальный тиран, кто бы сомневался. Все сходятся на том, что никогда больше не было в Опере такой дисциплины, как при нем (самые свирепые аспиранты-экзаменаторы тоже получаются из студентов-халявщиков).

Тот самый балет )
laurenziana: (Default)

617290619

Можно по-разному относиться к Людовику XIV (собственно, я так и делаю), но чего у него не отнимешь - он был человеком долга. Во имя этого долга он урезал собственную частную сферу до абсолютного минимума, фактически оставив только сон, да и то потому, что из сна ничего публичного было не сделать. А ложился и вставал он уже на людях, отстроил прекрасный, но нечеловеческий Версаль, в котором так неуютно было следующим Людовикам. Они как раз знали толк в привилегиях королевского статуса, а вот обязанности - это уже не к ним. Людовик XIV же умудрился сделать обязанности и из собственных удовольствий, причем не только для других, но и для себя. Когда в 1707 г. ему сыграли новые вещи Элизабет-Клод Жаке де ля Герр, он очень хвалил их в следующих словах: очень оригинально, ни на что не похоже, а это такая редкость в наше время. Надо иметь в виду, что к тому времени королю было 69 лет, и музыку он слушал ежедневно в обязательном порядке: на так называемых soupers du Roi,  т.е. королевских ужинах, для которых писали музыку композиторы на содержании короля, и в церкви (композиторы королевской капеллы). Плюс отдельно организуемые концерты (Petits concerts), где он слушал не состоявших у него на содержании, но тоже заслуживающих внимания композиторов вроде Жаке де ля Герр, оперные постановки и еще всякие события по мелочи. В общем, количество часов музыки, прослушанное королем, вполне сопоставимо с нагрузкой музыкального критика. Неудивительно, что к концу жизни ему казалось, что все это он уже где-то слышал, но слушать продолжал, даже если без прежнего энтузиазма, то из чувства долга. Во-первых, для поддержания имиджевой взаимозависимости между королем, государством и композитором: композитор писал музыку, прославляя в посвящении короля; король слушал эту музыку, прославляя тем самым композитора; иностранцы слушали музыку и думали - вот это страна, где такие король и музыка! Во-вторых, для работы системы государственных субсидий музыки: король платит достойным музыкантам стипендию и сам же наблюдает результаты их работы. Наконец, поддержка отечественного производителя, тесно связанная с п.1  А уж удовольствие Луи-Дьёдонне от музыки - это частный случай в работе государственной музыкальной индустрии :)

В случае с Жаке де ля Герр он не ошибся - она была новатором. Даже итальянцы, законодатели музыкальной моды того времени, традиционно равнодушные к самобытным потугам французов, не устояли: она - единственный французский композитор, попавший в итальянский нотный манускрипт для клавесина, хранящийся в библиотеке Венецианской консерватории.

Это была реклама!





Элизабет-Клод Жаке де ля Герр, соната ля-минор, часть I (alla breve)
laurenziana: (Default)

Пусть оно будет снобизм - выискивать неведомых тружеников барочного фронта, в то время как и десятая часть Баха еще не прослушана.Тем не менее, при всем уважении к Баху, есть у меня стойкое ощущение, что любимая мной французская школа не так известна, потому что менее распиарена, и на то есть свои причины, в основном внемузыкальные.

Однако отчасти барочные французы сами виноваты - не тем, что были хуже, а тем, что упорно прокладывали свой, особый путь, очень разборчиво относясь к итальянским иностранным веяниям, чтоб никто их не мог заподозрить в подражании. Ведь с этими итальянскими сиренами как - это только кажется, что они сладкозвучны и безобидны, а на самом деле только протяни сей могучей прожорливой культуре палец - цоп, и проглотила, и поглотила тебя с потрохами :)
Французы дольше всех сочиняли новый репертуар для моих любимых виолы да гамба и клавесина, на клавесине вообще играли вплоть до самой революции, когда прочие уже вовсю колотили по всяким предшествующим фортепиано молоточковым ужасам. Зато французы сразу пересели за приличный инструмент (и правильно, экспериментировать лучше на кошках немцах да австрияках).
Blanchet Homme
Неизвестный, 1752. Луи-Габриэль Бланше.
Просто красивый современник героя.


И неизвестный Масс )

laurenziana: (Default)

... сербского, конечно. Джордже Балашевич - один из тех, по кому я этот язык учила, ежесекундно поражаясь сходствам и различиям. По жанру творчество Балашевича - шансон (в нормальном его понимании), городской романс, который в начале прошлого века имелся и у нас, и у сербов, и у французов. У последних продолжился и развился, а у нас умер и был заменен с одной стороны блатняком ("шансоном"), с другой - т.н. "бардами".
Тематически текст не представляет собой ничего выдающегося - обычные вариации на тему несогласия между гнездовьющей клушей практичной Женщиной и безответственным раздолбаем творческим Мужчиной, но какие вкусные слова на сербском-то! И скрипичный цыганско-венгерский запил (цыганский - потому то на Балканах развлекательной музыкой издавна заведуют цыгане, венгерский - потому что Балашевич родом из венгерской части Сербии, на что и фамилия его намекает).



фрагмент текста и подстрочник )
laurenziana: (Default)

В блоге-побратиме (хозяин которого и не подозревает, что у него есть посестрима  с блогом-коjи-нико-не-чита №2) увидела сербский перевод стихотворения Маяковского и не могла угадать, какого - такой уж я плохой знаток Маяковского. Подумала сначала на "Разговор с фининспектором о сущности поэзии", ибо на ту же тему, но уж слишком свободный перевод выходил. Пришлось переводить обратно и гуглить - и действительно, на ту же тему Маяковский писал уже в 1917 или 18 году, а сербский вариант очень близок к оригиналу, почти один в один. Потрясающе - вот что значит близкие языки.

И шта су то стихови? )
“Videli bismo te kraj tokarskog banka.
Šta su to stihovi?
Znamo tu priču!
A biće za rad -  petlja ti tanka.”
Možda
od zanimanja
svakog
za rad nas mnogo tog veže.
I ja sam fabrika.
Ako sam bez dimnjaka,
možda je
meni bez dimnjaka
još teže.
Znam -
niste ljubitelj praznih reči.
Da biste radili - sečete hrast.
A mi, zar drvo
ne umemo seći?
Obrađujemo hrašće glava svih nas.
Svakako -
ribarenje, časna stvar dođe.
Izvlačiti mrežu
kad puna kečiga bude.
Pesnički rad častan je takođe -
loviti ne ribe, nego žive ljude.
Ogroman rad je da se nad nakovnjem gori,
da se usija gvožđe pod rukom kovača.
No zašto
ko dangube neko da nas kori?
Mozgove turpijom jezika glačam.
Ko više - pesnik
il` tehničar –
tvori koristi?
Oba,
svako kako može.
Jer srca su takođe motori.
Duša je isto motor,samo složen.
Jednaki smo.
Drugovi u radničkoj masi.
Proleteri duha i tela.
Tek skupa ćemo
vasionu ukrasiti,
pustiti da marševima odjekuje cela.
Ogradićemo se od svake fraze.
Na posao! Nov i živ!
Nek ječi!
A u vodenice
poslaćemo
oratore razne,
dokoni, da vrte žrvnje vodom reči.

Не знаю, чем уж это стихотворение прельстило сербскую блогосферу (нашла страницу ссылок) - оно куда слабее "Разговора", основная тональность - мальчик из хорошей семьи поэт очень хочет, чтобы  старшие хулиганы пролетарии приняли его в свою компанию поиграть, и всячески с этой целью заискивает.
По-настоящему заинтересовала меня только библейская аллюзия, которая здесь есть - насколько М. ее осознавал (должен бы, Закон Божий в школьную программу входил как-никак), и если да, зачем воткнул? Мне она в контексте как стихотворения, так и исторического момента глаза колет. Из лени (пришло в голову, пусть будет), из желания совместить несовместимое в процессе сотворения новояза? Как бы то ни было, в "Разговоре" ничего подобного нет - всякие промышленные метафоры, которых и тут хватает, а библейского нема.
laurenziana: (Default)

Август-сентябрь (и еще май) у нас в Ярославле - время кипения культурной жизни, вот сейчас заканчивается собственно сабж, потом будет театральный Волковский фест, и еще чего-то там моя бывшая одноклассница и ее организация мутят но панталоны, фрак, жилет всех этих слов на русском нет я известный ретроград и слова проект, воркшоп (платформа для общения бррр!) и прочие из того же лексикона вызывают у меня аллергию, так что не интересовалась ближе.
Фестиваль "Преображение" начинался скромно как колокольный (сейчас всю неделю звонят так или иначе), потом добавили духовную музыку, сейчас вроде бы все представлено, включая актуальные новинки:
Программа
По странному стечению обстоятельств оба раза я ходила на екатеринбургские коллективы, один профессиональный, другой не очень.
Первый концерт я провела, любуясь на Св. Георгия в модных панталонах (не нашла в Интернете, звиняйте за мыльное качество, зато панталоны!)
georgy
и слушая
вот что )
laurenziana: (Default)

Отсмотрела в нашем музее-заповеднике докфильм "Мятежные дни" про ярославское восстание 1918 г. (жалею теперь, что не посмотрела у них же фильм про  посещение Сартром Ярославля, для чистого когнитивного диссонанса. Но в ту субботу солнца было больше и дача выиграла у Сартра с сильным перевесом, ars longa aestas brevis как говорится).

Про восстание я знала в основном от папы, он вспоминал еще, как к ним в школу приходил один из героев - арестованных белыми большевистских функционеров, которых не знали куда девать и посадили на баржу посередь Волги. Тех самых, которых полковник Перхуров угрожал расстрелять, если красные не прекратят обстрел города, но так и не расстрелял - воспитание не давало, видимо. Но часть все равно погибла под перекрестным огнем, остальные стали героями, хотя папа мой, уже в юности критик, особого героизма не увидал, потому что их даже не охраняли - да и не до них было.
Чего я точно не знала - из около 100 000 проживавших в городе 50 000 (!) покинули его после этих событий. Немудрено - полностью сгорела четверть жилого фонда, до трети горожан лишились всего своего имущества. Папа до сих пор помнит поля и картофельники, которые еще в 50-х годах тянулись от самой  бывш. Сенной площади (15 мин. пешком до исторического центра). Поля эти занимали место сгоревшей деревянной застройки, а жителей и денег для восстановления города не хватало вплоть до хрущевских времен.
myatej_gostinii_dvor_vid_s_kolokol_crb
Недеревянная застройка стоит кое-как


Read more... )
Здесь можно посмотреть фотографии старого Ярославля.

Докфильм называется "Мятежные дни" (2008), как сказал сам сценарист, есть в Интернете :) И действительно есть, в том числе на рутрекере.

Profile

laurenziana: (Default)
laurenziana

June 2014

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 02:11
Powered by Dreamwidth Studios